Елена Семёнова (elena_sem) wrote in od_novorossia,
Елена Семёнова
elena_sem
od_novorossia

Олеся больше нет, и нет Украины

Он был красивым, храбрым человеком. Мой товарищ Олесь Бузина, расстрелянный вчера в Киеве фашистскими подонками. Мы познакомились в еще мирном, сытом, благодушном домайданном Киеве. Встретились и легко подружились. В первый же вечер проговорили несколько часов. Вернее, он говорил, а я слушала. Олесь был блестящим рассказчиком с великолепным чувством юмора. Историк, умница, оратор. Я немедленно подпала под его обаяние.

Он был настоящим мужчиной и в чем-то мальчишкой. Задира из соседнего двора, готовый драться с любым обидчиком, даже если противник сильнее и страшнее. Просто из чувства чести и гордости. Меня это и забавляло, и трогало. Сильные мужчины всегда прячут под маской свою ранимость и доверчивость. Ревнивые к чужой славе киевские коллеги говорили о Бузине с долей насмешки: «Вечно строит из себя героя. Этакий мачо».

GLOBAL LOOK PRESS
Мать писателя, Валентина Бузина, на месте убийства сына.
Фото: GLOBAL LOOK PRESS

А потом страшное время все и всех расставило по своим местам. Его завистники оказались трусами, подхалимами и предателями. А Олесь, этот книжный мальчик, накачавший мускулы, чтобы защищаться от врагов в киевских переулках, оказался настоящим героем, про которого будут слагать песни и стихи. Вот именно про него баллада Высоцкого о книжных детях: «И злодея следам не давали остыть, и прекраснейших дам обещали любить, и друзей успокоив, и ближних любя, мы на роли героев вводили себя».

После Майдана он позвонил мне уже из Москвы. «Я уехал из Киева». «Ну, и правильно сделал! - обрадовалась я. - Слава Богу! Ты же первый в расстрельных списках бандеровцев. Сиди в России. Чего тебе в Киеве делать?»

И вдруг, спустя несколько месяцев, в Донбассе я узнаю от общих друзей, что Олесь вернулся на Украину. «Он с ума сошел!» - закричала я. И тут же всей компанией мы стали звонить Олесю в Киев. Он слышал наши хмельные голоса, как стукались рюмки, и друзья пили за его здоровье, а голос его в трубке все мрачнел.

«Все так плохо? - спросила я. - Какого черта ты вернулся?» «А чего бы ты хотела? Чтобы я сдал свой город этой фашистской мрази? Это МОЙ Киев! Понимаешь, МОЙ! И МОЙ Днепр! И МОЯ страна! Почему я должен бояться в родном городе?!» «Да они же убьют тебя!» «Даже если и так, - ответил он тихо. - Мужчина должен оставаться мужчиной до конца. А если приходится умирать, то делать это надо там, где живешь, любишь, работаешь. Дома, на своей земле». Вот тогда мне стало по-настоящему страшно.

Олесь сделал свой выбор. Я выплакала все слезы, и глаза теперь сухие. В них только ненависть. Никогда не думала, что смогу ТАК ненавидеть! От бессилия мне хочется царапаться, кусаться, по-бабьи выть. Добраться бы до горла тех, кто это сделал. Когтями.

Да будь ты проклята, фашистская Украина! Как же мы это допустили?!!! Прости нас, Олесь, за то, что не уберегли тебя. Ты был гордым. Ты не хотел, чтоб тебя кто-то защищал. Ты, для которого Великая Отечественная война была словно вчера, так и не дожил до Дня Победы.

«Сегодня расстреляли не Олеся Бузину. Сегодня расстреляли Украину, - написал один из читателей нашего сайта. - Украину-житницу. Украину-победительницу. Украину Второго и Четвертого Украинских фронтов...Олеся больше нет, и нет — Украины».

Tags: память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments