Елена Семёнова (elena_sem) wrote in od_novorossia,
Елена Семёнова
elena_sem
od_novorossia

Categories:

Александр Пылаев. Памяти Олеся Бузины

9 апреля был тоже четверг… Мы выпили по чашке кофе у меня в кабинете, и Олесь повел себя необычно. С хитрой улыбкой он сказал, что передумал, и не намерен идти дальним маршрутом к новой площадке Военно-морского музея, а хотел бы вместе со мной прогуляться к бывшим казармам гвардейского Семеновского полка. Я попытался возразить в том смысле, что надо бы и поработать, но Олесь начал буквально канючить: «Ну пойдем, проведи экскурсию для друга, в кои то веки друг приехал в Питер, надо уважить, пойдем…» Такое «упрашивание» было для него необычным и выглядело трогательно, что ли. Я реально почувствовал укол совести: ну, действительно, о чем торг?! И мы пошли.
Дул довольно прохладный ветрище. Мы бодрым шагом протопали с Измайловского проспекта на Загородный, миновали Витебский вокзал (куда приходят поезда из Киева) и подошли к бывшим казармам. Однотипные здания, но уже с разной судьбой. Первое – слегка обшарпанное, с глухо закрытой дверью, похоже, пустует. Во втором – аккуратном - обосновался коммерческий банчишка, и во дворе, «щипал травку» Бентли, в ожидании прохиндея-хозяина.

Мы двинули дальше по Звенигородской, и Олесь увидел на противоположной стороне вывеску «Ресторан Порт-Артур». Историю Русского Императорского флота Олесь любил во всех ипостасях… Тут он посетовал, что не взял фотоаппарат, но у меня оказалась камера в плеере. Олесь попозировал в кепке и без. Что-то действительно было в нем необычно трогательное. Странная это была прогулка, да и весь этот приезд Олеся в Петербург.
7 апреля у нас был общий эфир в программе «Открытая студия» 5 федерального телеканала. Получился удивительно приятный сюрприз. Я думал, что Олесь выйдет на связь из Киева через скайп, но режиссер накануне гордо сообщила, что «господин Бузина прибудет собственной персоной». Я тут же набрал Олеся и предложил остановиться у меня. Оказалось, что он спланировал поездку на три дня, первую ночь остановится в гостинице поближе к издательству, где наметил деловую встречу, а на вторую ночь – ко мне.
После эфира мы долго бродили по Петроградской стороне, обошли ботанический сад, сменили пару кафе, и говорили. О многом. Это слегка необычно для Олеся – активного спикера, но на этот раз он больше спрашивал и слушал. И еще из необычного – он к месту и не к месту вспоминал множество эпизодов из нашего детства, которые и я, да! - вспоминал, с трудом откапывая в закутках памяти, и внутренне удивлялся тому, что Олесь хранит эти мультяшные детские воспоминания, что называется, «в верхнем ящике стола».
Мы были знакомы с пяти лет. Вернее, я - с пяти, а Олесю было уже шесть. При этом мы ходили в разные садики и школы, но были соседние подъезды и общий двор - наш большой мир, населенный доброй дюжиной длинных и коротких сюжетных игр в креативной компании карапузов.
В этом дворе Олесь погиб сегодня.
За три дня нашего общения с 7 по 9 апреля я узнал, что Олесь помнит о нашем детстве на порядок больше чем я. Почему-то во все наши прошлые многочисленные встречи, как правило, в его квартире с видом на этот самый двор, Олесь не погружался так активно в воспоминания 1970-х. А тут, в Питере, вдруг «прорвало»… Еще раз подчеркну – это было трогательно и странно.
Вообще, Олесь был доволен этой апрельской поездкой. Он любил Петербург, но бывал здесь редко. Обычно активно перехватывала Москва… А тут как раз провел успешные переговоры и заключил договор на издание будущей книги с издательством «Питер». Конечно, он не говорил, а я не спрашивал, о чем она будет. Олесь только поделился приятными планами настоящего светлого творчества на недавно отстроенной под Киевом даче. Он чувствовал внутреннее освобождение после недавнего ухода с должности редактора газеты «Сегодня». Ублюдочна киевская хунта постаралась сделать все, чтобы связать ему руки «политически новым прочтением» служебных обязанностей. И Олесь, конечно, развязался. Теперь понятно, что должность редактора бессмысленной газетки была его «ремнем безопасности». Но Олесь не из тех, кто выбирает ремни. Свободный, он готовился писать новую книгу, и именно ради этого потянул меня к бывшим казармам гвардейцев-Семеновцев. Дружище, я запомню эту странную прогулку.
После краткой «фотосессии» напротив ресторана «Порт-Артур», я предложил Олесю компенсировать не посещенный Военно-морской музей прогулкой к Центральному конструкторскому бюро «Рубин», где он внимательно выслушал экскурс в историю подводного кораблестроения и с удовольствием отснялся на фоне стеллы с моделью стратегического ракетоносца.
На обратном пути к Измайловскому проспекту Олесь как-то на подъеме спросил: «Так что, ты считаешь, что жива Империя?» В тон ему я ответил, что у неё есть для этого все предпосылки. Не хватает, как обычно, только политической воли и мудрости. Гнилая элита, как и сто лет назад, остается главной угрозой, с которой не сравнятся никакие внешние вызовы. Но руки опускать нельзя. Олесь кивал. Он – маньяк и знаток истории – знал это прекрасно.
Кстати, последняя его ночь в Петербурге, у меня в квартире, прошла в окружении исторических книг, которых он набрал из шкафов в толстую стопку. Не знаю, в котором часу он уснул, но утром я разбудил его одетого, спящего на незастеленном диване. Подумалось, «спит, как солдат», хотя я всегда знал Олеся, как любителя комфорта и хорошей кухни. А тут – такая трогательная странность. Да, опять. Ну, и поехали мы ко мне на работу, пить кофе и гулять по гвардейским местам.
В 15.15 позвонил водитель вызванного такси до аэропорта. Я спустился с Олесем, и взгляд слегка кольнул вид давно немытой черной Лады Калины с тонированными стеклами. Вспоминаю, мелькнула мысль о неприятном каком-то скукоженном виде этого грязного черного драндулета. Мелочи…
Мы обнялись (да, была мгновенная нотка тоски, но я ее легко отбросил) и Олесь уехал навсегда.

Дань политике.
Украина остается для России невыученным уроком. То, что борьба с нацистской гангреной там была делом талантливых одиночек, таких как Бузина – справедливый упрек нам.
Последние лет десять мы много говорили с Олесем об этом, и я честно признавал, что мне стыдно за беспросветный газовый торг, который заменил для России глубокий и вдумчивый диалог с частью своего же триединого народа по самым животрепещущим темам. Бессмысленные послы, переговорщик-Миллер и решала-Сурков – таков вклад РФ в сегодняшнюю трагедию, равно как и в трагедию переворота, Одессы, Донбасса.
Сегодня Олесь помог нам всем, чем мог.

Немного по факту.
С сегодняшнего дня, вот прямо с этого момента, каждый, кто имел мудрость читать исторические исследования Бузины, точно понял, что Олесь не шутил. Цена его слова – не гонорар. Жизнь.
Ничтожные ублюдки с пистолетиком, или что там у вас еще припасено. Я обращаюсь к вам с небольшим пояснением. Сегодня у вас стало на добрый десяток миллионов врагов больше. Понимаю, что ваши тараканьи мозги не могли этого предвидеть, но такова сложная реальность. Вы убили не паскудного дельца, играющего в политику во имя полного холодильника. Вы попали в Писателя. Это слишком крупная для вас мишень. Теперь она звонко разбилась, и будет годами осыпаться крупными осколками на ваши тупые головы, пока не похоронит вас в этих холмах.

Но перелистнём эти тени.
Простимся с Олесем светло. Как редактору журнала, мне иногда приходится отвечать на вопросы, связанные с образом будущего. Теперь мне будет проще. Теперь я знаю, что хочу в этой жизни встретить время, когда такие книги Олеся, как «Тайная история Украины-Руси», «Союз плуга и трезуба», «Революция на болоте»… войдут в программу старших классов украинских школ, как лучший антидот, убивающий любую гнойную нацистскую заразу.
За это будущее сегодня отдал свою жизнь ВЕЛИКИЙ РУССКИЙ ЧЕЛОВЕК, НАСТОЯЩИЙ УКРАИНЕЦ – ОЛЕСЬ АЛЕКСЕЕВИЧ БУЗИНА
https://www.facebook.com/alexandr.pylaev.1/posts/548285308646630

Tags: память
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments